Декабрь 2020 Дискуссионный клуб
 
Конституционные ограничения временного применения положений международного договора, предусматривающих передачу споров в инвестиционный арбитраж


 

Решение Апелляционного суда Гааги от 18.02.2020, оставившее в силе решение Арбитражного трибунала по делу «ЮКОСа» по поводу его юрисдикции, вызвало многочисленные обсуждения самых разнообразных вопросов, затронутых в обоих решениях. При рассмотрении инвестиционного спора в международном арбитраже, а также при проверке национальными судами Нидерландов законности и обоснованности арбитражного решения по вопросу его юрисдикции дело не ограничивалось применением международного права, в частности нормами Договора к Энергетической хартии (ДЭХ). Поскольку возможно временное применение лишь тех положений ДЭХ, которые не противоречат внутригосударственному праву участников Договора, вопрос юрисдикции международного инвестиционного арбитража на основе ДЭХ фактически был увязан с вопросом о допустимости временного применения норм ДЭХ по российскому праву. Анализ, проведенный в настоящей статье, показывает, что этот вопрос внутреннего права мог исследоваться и самим арбитражем, и нидерландскими судами только как вопрос факта, а не как вопрос права, т.е. арбитраж и суд были лишены права самостоятельно толковать и применять внутригосударственное право другой страны. Нормы российского права включают положения Конституции и законодательных актов, которые развивают ее положения, в отношении распределения между органами законодательной и исполнительной власти полномочий по принятию решений о временном применении договора, признающего юрисдикцию международного инвестиционного арбитража. Принцип разделения властей и другие нормы не предоставляют полномочие по принятию такого решения органам исполнительной власти, в том числе Правительству РФ, особенно с учетом того, что такое решение имеет характер акта суверенной воли государства.



С.А. Белов