Февраль 2020 Комментарии
 
Судьба права удержания в банкротстве и влияние цессии обеспечиваемого удержанием права требования на действие удержания, или Почему право удержания не стоит приравнивать к залогу


 

Комментарий к определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 27.06.2019 № 301-ЭС19-2351 Комментируемое определение ВС РФ перевернуло практику по вопросу о том, обладают ли лица, удерживающие вещь (ретенторы), статусом залогового кредитора в деле о банкротстве. Если ранее суды отказывали им в таком статусе, то теперь зачастую принимают решения в их пользу. Авторы доказывают, что этот подход, поддержанный ВС, является ошибочным. Он не учитывает разницу между функциями удержания и залога, а также политико-правовые основания предоставления приоритета залоговым кредиторам в делах о банкротстве. Еще один вопрос, который возникает в связи с обстоятельствами этого дела (ВС не стал давать на него ответ): сохраняется ли удержание при уступке обеспеченного им права требования третьему лицу? Авторы считают, что по общему правилу удержание в таком случае прекращается и ретентор должен вернуть вещь должнику. Исключением, как правило, будет переход прав в силу закона. Комментарий написан по итогам обсуждения определения на семинаре в формате кейс-стади, прошедшем в сентябре 2020 г. в Московской высшей школе социальных и экономических наук, поэтому в тексте разбираются в том числе аргументы, прозвучавшие на этом мероприятии.



П.Г. Романова, А.С. Акужинов