Февраль 2017 Свободная трибуна
 
Обязанность предоставить информацию по п. 3 ст. 307 ГК РФ


 

В статье анализируется содержание и основные параметры обязанности по предоставлению информации, предусмотренной п. 3 ст. 307 ГК РФ. Отмечается, что эта обязанность применяется к обязательствам любого типа, независимо от оснований их возникновения, и распространяется на весьма широкий период, охватывающий в том числе время после прекращения обязательства. Общая информационная обязанность, предусмотренная п. 3 ст. 307 ГК РФ, применяется, поскольку иное не вытекает из специальных норм. Вместе с тем противоречий между этими нормами крайне мало. В отсутствие специальных норм общие положения п. 3 ст. 307 о предоставлении информации должны применяться самостоятельно. Это вызывает сложности, так как параметры исполнения этой обязанности не обозначены. Автор предлагает ряд критериев для определения объема информации, подлежащей раскрытию. Развитие обязанности по предоставлению информации в российском праве не должно быть бесконтрольным: ему противостоят принципы разумности и ведения дел в своем интересе, а также обязанность проявлять осмотрительность, в том числе путем самостоятельного сбора информации. Предусмотренная п. 3 ст. 307 ГК РФ обязанность по предоставлению информации является одним из аспектов принципа добросовестности, что влияет на последствия ее несоблюдения (отказ в защите права, принадлежащего недобросовестному субъекту). Вопрос о том, стоит ли считать эту обязанность самостоятельным гражданско-правовым обязательством, еще не решен. Автор выдвигает ряд доводов в пользу утвердительного ответа, однако признает существование других точек зрения. По мнению автора, вопрос о возмещении убытков при нарушении обязанности по предоставлению информации должен в любом случае решаться положительно.



А.Г. Архипова