Март 2016 Тема номера
 
«Арестантский залог»: отдельные вопросы правоприменения


 

Настоящая статья посвящена анализу в контексте процедуры банкротства проблемы, связанной с применением нормы п. 5 ст. 334 ГК РФ, согласно которому кредитор или иное управомоченное лицо, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом на основании ст. 174.1 ГК РФ, обладает правами залогодержателя (так называемый арестантский залог). Обращаясь к судебной практике и опираясь на возможные подходы к толкованию закона, авторы анализируют аргументы за и против того, чтобы требования по «арестантскому залогу» считались такими же привилегированными, как и требования обычного залогодержателя, и демонстрируют, что на данный момент имеются основания для различного толкования положений ст. 174.1 и п. 5 ст. 334 ГК РФ для целей применения в банкротных отношениях. Поэтому, по мнению авторов, для предотвращения злоупотреблений конструкцией «арестантского залога» необходимо как минимум дифференцированное отношение к различным основаниям наложения запрета на распоряжение имуществом.



Т.А. Терещенко, О.Е. Ганюшин.