Июнь 2012 Колонка главного редактора
 
От редакции


 

Деление сделок на обязательственные и распорядительные нехарактерно для российской цивилистики. Многие ученые считают, что распорядительные сделки представляют собой специфический германский институт, в котором российское гражданское право не нуждается. В результате такого подхода значительная часть российских юристов не видят разницы между сделкой, устанавливающей обязательство, и сделкой, совершаемой для его исполнения. Например, многие до сих пор отождествляют сделку цессии и обязательственный договор, лежащий в ее основании, а также настороженно относятся к возможности заключения договора в отношении будущих вещей.
Целесообразность разграничения обязательственной и распорядительной сделок проявилась также в связи с установлением в 2008 г. правила об обязательной нотариальной форме для сделок, направленных на отчуждение доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью. Я.В. Карнаков в статье, опубликованной в настоящем номере «Вестника ВАС РФ», убедительно показывает, что это правило относится только к сделке, непосредственно направленной на передачу доли, т. е. к распорядительной сделке, которая далеко не всегда совершается одновременно с обязательственным договором-основанием и может оформляться отдельным документом.
Наличие особенностей у некоторых распорядительных сделок в германском правопорядке вовсе не означает, что такие сделки отсутствуют в гражданском праве других государств, в частности России. Напротив, они являются необходимым элементом гражданского оборота, должны быть исследованы и войти в предмет учебных курсов для студентов.

Главный редактор, Владимир Васнёв



Васнев В.В.