Февраль 2019 Комментарии
 
«Утром — стулья, вечером — деньги», или к вопросу о синаллагматической структуре реверсивного обязательства


 

Комментарий к определению Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 14.08.2018 № 32-КГ18-15 Комментируемое определение Верховного Суда поднимает проблему порядка исполнения синаллагматических обязательств в их ликвидационной стадии или, иными словами, проблему порядка исполнения обязанностей по возврату полученного имущества, осуществляемому при срыве договорных отношений. Стремление сторон сорвавшегося договора обеспечить обоюдность возврата толкает современные правопорядки к различным возможным решениям: к провозглашению одновременности возврата обеими сторонами, к возложению обязанности предложить возврат первой на сторону, которая обращается с требованием о возврате в свою пользу, к наложению процессуальных штрафов за неисполнение судебного акта, обязывающего к возврату сторону, которая осуществляет возврат последней по очереди, и т.д. Верховный Суд делает важный шаг на пути к определенности по данному вопросу в российском праве. Отступая от встречавшихся в прежних разъяснениях позиций (например, в абз. 7 п. 1 информационного письма ВАС РФ от 13.11.2008 № 126), он обращает внимание на то, что обоюдность возврата не может достигаться ценой попрания автономии воли: если требование о возврате полученного фактически было заявлено лишь одной из сторон, суд не может присудить ее к возврату в пользу другой стороны без соответствующего заявления последней. Эта позиция позволяет отбросить одни способы обеспечения двустороннего характера возврата и сконцентрироваться на совершенствовании других.



К.А. Усачева